El Cachafaz

Настоящее имя: Овидио Жозе Бьянкет
Прозвище: Бенито
(14 февраля 1885 – 7 февраля 1942)

История Эль Качафаз является частью мифологии танго, легендой, сегодня очень немного тех, кто был свидетелем его жизни. Его образ был запечатлен в фильме «Танго», впервые показанном в 1933 году, где он был показан со своей партнершей Карменситой Калдерин, тогда 20-летней девушкой.

Его туловище было совершенно прямым, и между тем, он делал больше количество движений ногами, возможно благодаря создателям фильма, для произведения большего впечатления на зрителей.

Его прозвище осталось в истории как Эль Качафаз.

Согласно словарю Адольфо Энрике Родригеза «качафаз» означает плут, мошенник, бесстыдный, дерзкий.

Возможно, он таким и был, а возможно, и нет, по его лицу нельзя было сказать точно. Расчесанные с бриолином, его волосы были туго стянуты назад, индо-подобные черты лица были с оспинами. Он всегда появлялся с серьезным выражением лица на картинах и в фильмах.

Его настоящее имя было Овидио Жозе Бьянкет, хотя для некоторых он был Бенито. Здесь необходимо обратиться к его биографу Жозе Гобелло, в одной статье он изложил по этому поводу свое мнение: «Это было прозвище, данное ему в детстве и связанное с запутанным происшествием. Он жил на улице La Rioja в окресностях южной Балварены когда кто-то обратился в полицию с заявлением, что стекло в окне магазина кем-то выбито, кто-то бросил в него камень. Он находился поблизости, и его обвинили, а когда прибыла полиция, его мать, родом из Кидобы, не поверила этому и только могла произносить: «No puede ser si es buenito, es buenito» (этого не может быть, он не виноват).

Офицер полиции неправильно понял buenito и записал в протоколе его имя: Бенито Бьянкет. Существуют и другие версии возникновения этого прозвища.

Но почему Эль Качафаз? Согласно тому же Гобелло, потому что когда он был молодым человеком он был смел с женщинами и не раз позволял себе чрезмерные вольности. Одна из них пожаловалась его отцу на его поведение, и говорят, что он воскликнул неистово: «Mi hijo es un cachafaz!» (Мой сын негодяй!). Это прозвище разнеслось по всей округе.

Он родился 14 февраля 1885 года на углу улиц в окрестностях Боэдо.

В 1911 году он уехал в Соединенные Штаты и, вернувшись в 1913 году, открыл свою танцевальную студию.

Между 1910 и 1929 годами у него были Эмма Биведа и Эльза О’Коннор, позже известная драматическая актриса театра и кино, как его партнерши, в любви и танцах. Позже появилась Изабель Сан Мигель и с 1933 года Карменсита Калдерин, исключительно как партнерши по танцам.

В 1919 году он побывал в Париже, как говорили, чтобы выступать в легендарном «Garryn», где аргентинскую музыку играл Мануэль Пизарро со своими братьями, но европейский стиль жизни был ему чужд, и он вернулся.

Гобелло говорит, что его уроки танцев хорошо оплачивались людьми из высшего общества, и заканчивает острым замечанием: «Был ли он или нет великим танцором, но таковым его всегда считали».

Он умер после представления в Мар дел Плата 7 февраля 1942 года.

Есть интервью, взятое журналистом Ирен Амучстеги у Кармен Калдерин спустя 55 лет после смерти танцора. Газета «Clarhn», Буэнос-Айрес, 7 февраля 1997 г.:

«У него был особый дар – говорит Карменсита – элегантности и синхронности исполнения. Он был великим изобретателем шагов, хотя в тоже время у него было лишь несколько фигур c Жозе Гьямбуззи в «El Tarila».

Дон Бенито безупречно исполнил их, с изяществом, которое скрадывает кажущиеся неприличности, когда бывают фигуры, в которых женская нога оказывается между ног мужчин. Он делал это великолепно. Он был лучшим танцором.

Обычно он одевался в черный пиджак и брюки в серую с черной полоской, но для танго «салон» он одевал смокинг.

Он не был красавцем, был угрюм, чернее ночи, с оспинами на лице, но всегда учтив и приятен. Зато когда сердился, все трепетали.

Он никогда не носил оружие, его удара всегда было достаточно.

Впервые я встретила его в клубе «Sin rumbo» (этот клуб существует по сей день). Я пришла туда со своей младшей сестрой, которую забрала себе после смерти нашей матери. Меня пригласил танцевать мужчина, которого я видела «El Tarila», но не знала его имени. В конце танца он сказал мне: «Вы бы согласились быть моей партнершей и партнершей Качафаза?». Когда я услышала это имя, я бросилась ему на шею.

Мой дебют с Бенито проходил в кинотеатре в Сан Фернандо, под оркестр Педро Маффиа, лучшего бандонеониста. Затем мы вместе много работали в эстрадных номерах Франциско Канаро. Мы также много ездили, но вдали от дома Качафаз очень скучал по матери и друзьям, с которыми он привык почти каждый вечер встречаться в кафе на углу улиц Корриентас и Талкахьяно, где у него был заказан свой столик. Среди этих друзей был и Гардель.

Последний вечер мы танцевали в местном трактире под названием «El rancho grande», в Мар дель Плата. Когда мы закончили наше выступление, я зашла к хозяину послушать репортаж с футбольного матча между Аргентиной и Уругваем. Бенито подошел и сказал мне: «Карменсита, я жду тебя после матча на пол стаканчика виски», он всегда был со мной очень любезен. Несколько минут спустя вбежала женщина и закричала, что дон Бенито лежит во дворе. Пока я не увидела его, я думала, что это ошибка. 55 лет прошло с тех пор».

Перевод Дарьи Поповой (я позволил себе слегка его поправить)

Оригинал статьи El Cachafaz by Néstor Pinsón тут
http://tango.uz/www.todotango.com/english/Creadores/cachafaz.asp

Добавить комментарий